gg

Живучесть срезанных листьев

Многих новичков пугает перспектива выращивать фиалки из черенков, мол, и времени занимает много, и «дохнут» листики часто, проще купить детку, а то и цветущее растение. Действительно, вырастить фиалку с листа до цветения занимает столько же времени, сколько выносить и родить ребёнка, а то и больше. Но разве это не чудо, когда от одного-единственного листика появляются сразу несколько растений, иногда с совершенно непредсказуемым цветением?

Все разновидности современных фиалок происходят от каких-то 25 видов природных, завезённых первооткрывателями около 100 лет назад и окультуренными энтузиастами-любителями по всему миру. О диких видах фиалок можно почитать здесь: rools.ru и здесь ukrsen.ukrbb.net. Условия их произрастания весьма некомфортны, за время своего существования эти растения накопили колоссальный опыт по выживанию и передали его своим культурным потомкам. Генная память растений очень сильна и сохраняется на протяжении множества поколений. Лист «помнит» всё, что происходило с его предками на всём протяжении жизни данного вида. Ярким примером служит то, что множество современных сортов при неконтролируемом размножении, и по мере старения куста, всё чаще и чаще, мельчают, и окрашиваются в синие цвета – наиболее распространённый цвет у природных видов. В природе размножение фиалок, чаще всего, происходит во время муссонных дождей, когда наполняющиеся водой горные потоки разносят далеко смытые с их берегов розетки, обламывающиеся листья укореняются, цепляясь за моховые валуны и застревая в трещинах скал, образуя новые колонии фиалок. Если же дождя вовремя не случается, а листья обломала какая-то пробегающая зверушка? Вот тут-то и срабатывает инстинкт выживания: в относительно влажном воздухе тропического леса обломанные черенки могут до месяца оставаться вполне способными к укоренению, они спокойно ожидают наступления дождей, после чего успешно укореняются и дают потомство. Это чудесное свойство они передали абсолютно всем своим теперешним, так не похожим на них, комнатным красавицам. Впервые я столкнулась с этим явлением много лет назад, ещё в начале своего увлечения. Случайно сломанный маточный лист Favorit Chald упал на пол, да так и пролежал там, не замеченный, 2 недели. Уже ни на что не надеясь, я посадила его снова, он благополучно прижился и дал потомство.

В последствии, сталкиваясь с такими случаями, у меня возникла идея собрать материал об этом воедино, и вот какая картинка получается. Начну с одного случая, когда на выставке в марте месяце я купила лист со следами не то обморожения, не то химического ожога, да ещё и довольно вялый, а обнаружила это только по приезде домой.

Сорт был очень хорош, посему, я просто высадила лист вместе с остальными, наклеив бирку для контроля за ситуацией.

Мало того, что лист этот укоренился гораздо быстрее всех, из высаженной в тот же день партии, и раньше всех дал множество деток,

так всего спустя 3 месяца малыши заметно обогнали своих ровесников.

Сорт уже ни один год радует меня своим великолепием.

В те года, когда коллекция моя ещё не была такой большой, как сейчас, а листья с розеток расходились, как горячие пирожки, листья для обновления сортов приходилось оставлять для себя не самого презентабельного вида – обломанные, обожженные солнцем или обмороженные. Главным критерием для меня было, чтобы они были из-под качественных цветоносов с правильным сортовым окрасом. Такие листья, даже от самых капризных и трудных сортов, давали всегда массовое и более устойчивое к негативным условиям потомство. Все знают, как сложно вырастить сорт Lyon’s Blue Dragon

Побывав на выставке в холодном помещении, эта розетка оказалась изрядно попорченной, практически все листья выглядели ужасно, покрывшись сквознячными пятнами. Я высадила их все, и все они дали многочисленное потомство, хоть этот сорт плодовитостью похвастать не может.

Другой сорт с той же выставки приехал в ещё более жалком состоянии, практически все листья на нём были буквально «обуглены» от холодного ожога.

Цветы не пострадали, и букет ещё несколько месяцев возвышался над изуродованной розеткой. Отросшие листья я высадила, и они тоже дали прекрасное потомство.

Прошедшее лето было очень сухим и жарким, поливать вовремя я иногда не успевала, из-за чего частенько приходилось срезать вдруг обмякшие после поливки розетки, чтобы корневая гниль не успела погубить растения. А вот высадить вовремя листья не всегда удавалось. Я и раньше по нескольку дней не высаживала подготовленные к посадке черенки, просто держа их в обычных зиперах от 1 до 3 суток. Косые срезы на черенках я делаю сразу, чтобы потом не приходилось ждать 20 минут, пока подсохнет сок на срезе. Так случилось, что одной из жертв моей рассеянности стал довольно медлительный и капризный сорт Irish Laughter

В конце августа я срезала голову у залитого растения, сняла часть листьев и сложила их в зиппакет, собираясь в ближайшие дни укоренить, а голову воткнула в мокрый мох и тоже вложила в зиппакет. Месяц выдался жарким, и я так и не нашла времени высадить листья. За это время голова дала мощные корни во влажном сфагнуме.

Когда я достала листья из пакета, они были ещё вполне живые, хоть и обмякли за это время.

Укоренённую голову вместе с облепившим корни мхом я высадила в горшок, сейчас она прекрасно себя чувствует и, кажется, собирается выбросить цветоносы.

Листья других сортов, брошенные в тот же пакет со срезанными листьями Irish Laughter, выглядели не лучше, их я сразу потыкала в стаканы и поставила в тепличку, вместе с укореняемыми пасынками, все они прекрасно прижились.

Irish Laughter – сорт крайне медлительный, его листья дают очень мало деток, и так долго их приходится ждать!
У этих же многострадальных листьев корни выросли уже через 3 недели после посадки.

А первые детки появились через 3 месяца.

На следующую страницу

 

sb